rhino

лето 10

в предпоследний день в нй замировская накормила меня успокоительным шоколадом, вот чего. сначала мы бродили по юнион скверу, где внезапно разбили фермерский рынок совершенно калифорнийского вида, я выполнила материнский долг покупкой подарка в barns & nobles, потом таня пыталась меня утешить животными в petco, но животные которыми я не могу обладать меня не утешают, это все равно как лечить недоеб стриптизом. долго ехали на поезде L, который вот-вот (уже год примерно вот-вот) должны закрыть, в сторону нового бруклинского парка домино, побродили немного по парку, лицезрели блуждающее облако, я достигла кондиции израильтянина в августе (это когда ты мокр, зол, взрывоопасен и готов обильной валютой платить за час кондиционированного воздуха) и мы пошли спасаться от тель авивской жары нью йорка в бруклинский филиал 12ти стульев (это такое израильское кафе где есть джахнун, шакшука и вот это вот все, но в придачу к нему почему-то еще пельмени, блины и боршт). в стульях меня настигли разборки по смсам, даже не знаю как бы их политкорректно описать, скажем делового развода (as in divorce), в ходе которого мне надо было держать лицо, дипломатичность и спокойствие, тогда как хотелось лечь лицом в блины с пельменями, бить посуду и немного рыдать. арак с мятой очень помогал в этом деле; жара не очень; чтобы утешиться замировская предложила зайти в магазин здоровой пищи для зажиточных хипстеров whole foods и закинуться успокоительным шоколадом. я не отходя от кассы сожрала одну капсулу и когда мы дошли до метро на меня снизошло прямо какое-то подозрительное умиротворение. я шла по бесконечному переходу на 14ой (кажется) и умилялась текущим мне навстречу потным массам, казалось что они все так стараются, живут и не умирают не смотря на невыносимость жары и всего остального. особенно меня умилила какая-то телка без лифчика и ее бесстрашные маленькие сиськи, такие беззащитные и целеустремленные, скачущие навстречу судьбе, неизвестности и гравитации и наперекор всему.

водитель который вез меня в аэропорт оказался египтянином и за час двадцать езды от манхэттена до jfk успел поведать мне невероятную историю рождения своего третьего сына, которого он не хотел. дважды он водил жену на аборт (потому что бог дал нам мальчика и девочку уже, полный комплект, не гневи его, женщина, зачем тебе еще один, успокойся уже), а на третий раз врач сказал что на входе в матку образовалась опухоль, поэтому забеременнеть она больше не сможет. когда полгода спустя она таки забеременнела, врач утешил их тем что опухоль очень агрессивно разрастается и наверняка убъет младенца, поэтому беспокоиться не о чем. на 9ом месяце, однако, родители немного забеспокоились. врачи созвали концензус и долго разводили руками. ребенок родился хороший, белый, сильный. учится сейчас в коламбии на инженера. в общем если бог решил тебе дать, бесполезно отпихиваться.
rhino

лето 9

бесконечная неделя начавшаяся в вегасе и закончившаяся в нью йорке. в вегасе я оказался один, вопреки запланированному, но по делу, отмнить совсем было нежелательно, поэтому я ехала с ощущением сиротливости и некоторого подвига. в вегас ездят исключительно толпой, мальчишники, девишники, семья из 7ми человек (своими глазами видела как мама и папа с безмятежными и главное нисколько не утомленными лицами читали газету за завтраком, пока их пятеро белоснежных детей чинно и молча поедали омлеты), думала может меня и не впустят одну, но нормально, я даже не испепелилась при словах party of one которыми меня зазывали за мой одинокий столик. вообще повела себя странно, как мы потом с замировской выяснили, когда за тобой не следит никто знакомый и ты при этом выпадаешь из привычной среды, ты как будто превращаешься в хуй знает кого, потому что перестаешь соответствовать чьим либо представлениям о себе, даже своим собственным. например я временно превратилась в бабку: завтракала, обедала и ужинала в одном и том же ресторане не выходя из гостиницы, приперлась в бассейн чтобы там 15 минут поплавать (потом мне стало непонятно чего там делать) и в 9 вечера завалилась спать. к тому же, возможно под впечатлением от хокни, я стала разглядывать людей за ужином (обычно я их не вижу в упор и плохо запоминаю лица), и угадывать их краткие биографии (самая красивая девочка в классе из охайо, приехала в вегас чтобы стать showgirl, но пока перебивается офицанткой; помятая, пожилая белая пара из какой нибудь южной глубинки, у женщины брови смело нарисованы карандашом и вообще она всячески старается угодить хмурому мужу, вострогается уродливым ковром, едой, адской погодой, возможно это их медовый месяц).

свето, у которой я собиралась остановиться в нью йорке, в ночь перед моим приездом решила срочно родить мальчика, поэтому некоторое время было вообще неясно где я живу, что происходит, почему некоторые люди (не я) мучаются два дня со схватками, а некоторые (свето) немного пугают водителя убера страшными криками, но по прибытию в больницу за 5 минут все быстро разруливают. к моему прилету, который удачно задержали на несколько часов из-за фантомного урагана (который никто не видел) в нью йорке, все уже пришли в себя и учились использовать сиськи по новому назначению.

в нью йорке одиночество приемлемо и почти желательно, но чувство сиротливости никуда не делось, скорее всего потому что все эти рабочие разъезды, бесконечное усилие из пучины усилий, приумноженное на пмс, изрядно меня подкосили в целом. даром что нью йоркцы на этот раз все какие-то милые: придерживают двери лифта, просят прощения врезавшись в переходах метро, баристы в лучших традициях калифорнийской приветливости искренне вникая расспрашивают как прошел день, таксисты помогают с чемоданами, ааа где я. вероятно это жара размягчила их -- практически калифорнийская, но с удушающим эффектом влажности. видела ряд мужчин элегантно рассекающих с полотенцем через плечо, думала здоровой образ жизни, массовое увлечение бегом, но нет -- просто в метро нет кондиционера (в поезде есть, но его еще надо дождаться) и температура там достигает последних кругов ада, буквально если бы на станциях была сауна, туда можно было бы ходить охлаждаться.

после монтажа добралась наконец до легендарного свечного магазина замировской, где в унисон нашим упадочным настроениям пахнет смертью, тленом, полынью и пожарищами. надушившись как следует могилками мы пошли совершать ритуал живых (ходить, есть и пить -- если так делать достаточно долго и убедительно, даром что ты при этом больше всего хочешь лежать в темной холодной комнате молча, мозг иногда приходит в нейтральное состояние).

к концу дня я обнаружила что сломала ноготь на ноге, сломала поперек, так что он наполовину оторвался от мяса и остался лежать плохо пригнанной крышечкой, даже писать об этом страшно, но на самом деле пока я не увидела эту катастрофу, ничего не чувствовала. возможно нью йорк в целом настолько трудный и болезненный, или я просто пребываю в таком остро дискомфортном состоянии перманентно, так что какие-то оторванные ногти вливаются фоном в общее страдание. легко объяснить это рожавшим: боль схваток обычно настолько всепоглощающа и тотальна, что когда по ходу в придачу например рвется пися, это уже совершенно неощутимо. 
rhino

лето 8

у портрета ларри гагосяна стоит музейный охранник и очень красивый мальчик лет 13ти с культей левой руки, которую он как-то очень естественно и непринужденно держит за спиной за локоть правой рукой, так будто это просто еще одна разновидность развития человеческих конечностей (что конечно так и есть, но у него действительно невозможно заподозрить эту особенность за недостаток). охранник говорит -- это ларри. он мой бывший босс. я вспоминаю как 14 лет назад, сразу после приезда, я ходила на интервью в gagosian gallery в беверли хиллз и думаю что в этом городе теория знакомства всех со всеми через 5 рукопожатий неизменно схлопывается до одного: я знаю гагосяна через одно рукопожатие (девочек которые меня интервьюировали), и теперь, если считать что я знаю охранника, я знаю и хокни через одно рукопожатие - рукопожатие гагосяна.

хокни, в коротких документальных кусках которые крутят в соседнем зале, ужасно милый, не заискивающий с камерой, но и нисколько не презрительный, без намека на звездную болезнь, но со спокойной уверенностью в собственной гениальности, везде с дымящейся сигаретой в руке, включая совсем недавние съемки где ему 80. люблю курящих стариков, особенно таких стариков как хокни, которые искренне увлечены жизнью и курят явно не из саморазрушительных соображений, а потому что это такой приятный ритуал и потому что в 80 уже можно делать то что тебе хочется, а не то что диктует здравый смысл, врачи и чувство долга.

увлеченность жизнью и интерес к людям не то чтобы заразительны, но концепция интерпретации селфи-мании, альтернатива маслом невыносимой легкости транслирования бесконечной череды лиц в космос -- отлично работает. они все такие разные, говорит он, шок сенсация, все так по-разному реагируют на это пристальное, 20ти часовое всматривание. сначала я планировал рисовать поясные портреты, но заметил что у всех такая разнообразная обувь, что решил рисовать всех целиком. и не зря, красные носочки одного из изображенных мужчин, подписанного как "давний друг художника. живет в бостоне. в кармане у него всегда лежит футляр для очков." - поражают воображение.

после выставки идем с женей в репаблик пожрать, встречаем там одну нашу 7ми месячную модель которую мы как раз 2 недели назад снимали, в сопровождении мамы и папы (мама: казахская барби и шамаханская царица, папа: очень милый пластиковый скандинавский кен с улыбкой полной снежных зубов, оба говорят по-русски, боюсь спросить откуда они, но кажется из нарнии), никак не могу понять как в этом городе работают совпадения и встречи - никогда НИКОГДА не встретишь друзей, но вечно натыкаешься на левых знакомых, причем одних и тех же, в точках далеких от их естественного обитания. упарываемся там цветной капустой и разговорами о эмоциональной еде, так что я в какой-то момент даже на секунду подозреваю что я укурен (но нет), настолько все дико вкусно, интересно и наполненно впечатлениями, я прямо вспоминаю что это та самая жизнь между работой и работой ради которой собственно вся эта работа и затевалась.

в субботу у нас в синеспия (кино на открытом воздухе проецируемое на стену, кажется, крематория, по крайней мере действие происходит на кладбище под названием hollywood forever, где похоронен например хитчкок и (внезапно) багси сигал, где в отличии от большинства публичных мероприятий на открытом воздухе в лос анджелесе можно пить свой алкоголь, поэтому все приходят толпами, притаскивают одеяла, жратву и собственно цель происходящего не столько про кино, сколько про посидеть), я краем глаза видела что будет чего-то старое с дастином хофманом, а на месте обнаруживается что это тот самый фильм из клипа саймона и гарфункеля про мисс робинсон от которого я уже много лет только неимоверным усилием воли могу заставить себя не зарыдать. понятия не имела о чем он, но в клипе когда они едут на заднем сиденьи автобуса у них такие лица, ну и сама песня, бля. перед фильмом они притащили на сцену (теория одного рукопожатия, take-2) бака генри, автора сценария, который там также играет эпизодическую роль, консьержа в гостинице где хоффман и миссис робинсон встречаются - он совсем уже старый, его выкатывают на кресле и он предсказуемо и почти не смешно шутит о том что планировал конечно тут (на кладбище) оказаться, но не думал что так скоро и представляет гвоздь программы, миссис робинсон джуниор, кэтрин росс. разница у них наверное всего лет в 10, но она еще вполне кокетливая, хорошо ухоженная голливудская бабуля, бодрая и в джинсах.

посмотрела потом, ей 78 (баку 87), но возможно тот факт что она родила свою первую и единственную дочь клео в 45, а когда той было 26, подала на нее в суд за покушение на убийство. по словам обвинения, клео бегала за матерью с ножницами вокруг дома, угрожая убийством, а когда кэтрин попробовала позвонить в полицию - перерезала телефонный шнур и стала кричать что выколет ей глаза. why is this not a movie. у самой миссис робинсон (энн бэнкрофт) тоже интересная судьба, пять мужей например. вообще хлебом не корми дай после хорошего кино прочитать историю его создания, биографию всех действующих лиц до десятого колена, список наград, критику тогдашнюю (67ой год) и сегодняшнюю, чего это за машина на которой персонаж хоффмана мотается весь фильм из пасадены в беркли (альфа ромео спайдер, довольно редкая в сша даже по тем временам). всегда чувствую себя инопланетянином пытающимся проникнуть в суть происходящего на земле, все эти несущественные на первый взгляд факты и связи, все вроде как складывается в паззл, но тут же рассыпается опять.
rhino

лето 7

сбавила обороты примерно в 20 раз, и потому что сил нет, и потому что решила что производство гореть начнет через неделю, тогда и начну опять упарываться, а пока работаю в режиме офисного работника с выходными и обедом. любое шевеление пальцем дается с нечеловеческим усилием, просто перестать лежать выглядит покорением арарата. начала слушать много подкастов (because LA commute) и пока только больше запутываюсь. не понимаю как мой мозг теперь лучше всего воспринимает и перерабатывает информацию. кажется никак. во время учебы всегда хорошо шло устное вещание с конспектированием; если просто читать минуты через 4 я перестаю воспринимать написаное, а если просто слушать то не происходит синтеза, только тупое и некачественное запоминание.

начала с джен готч просто потому что мне утешительно слышать ее голос. джен говорит что очень тонкая грань проходит между self care где мы даем себе то что нам на тот момент нужно и, например, обжорством, алкоголизмом и прочим саморазрушительным прокрастинирующим праздником и нащупать ее бывает непросто. т.е. вроде как иногда хочется и хорошо дать себе сожрать пасты, сидеть весь день дома с нетфликсом и не отвечать на телефоны, не совершать над собой никакого насилия, но когда так сидишь неделю - понятно что это не от большой любви, а скорее наоборот. весь этот самосаботаж (говорит джен) идет от страха потери контроля над ситуацией. когда ты сделал все что мог и один хуй ничего не вышло - это очень грустно, страшно, хаос и бессилие; когда ты нажрался пасты, на все забил, сидишь жирный безработный лузер, то вроде как сам своими руками докатился, все под контролем.

вообще такое ощущение что все вокруг полны осознанности и самопознания, я же реально не могу больше трех минут сконцентрироваться на своих желаниях и не понимаю куда гребу. как только я перестаю грести, тут же кажется что все пропало. если профантазировать любое желаение даже не до конца, до середины, всплывает куча "но", ничто не идеально. к тому же в глубине души я просто ненавижу абсолютно все селф-хелп книги, не верю что человеческие страдания можно разложить по полкам, выполнять 10 заповедей успеха и жизнь наладится и вообще считаю что счастье придумали американцы чтобы оперировать этим понятием в маркетинговых целях (по всему городу сейчас висят биллборды кофе макдональдса с надписью this is what happiness looks like). но вместе с тем понятно что я что-то делаю не так и должен либо смириться со своей судьбой унылого реалиста либо сделать что-то чтобы себя починить. сейчас даже доперла почему весь этот self help мне претит - это как будто упрощенный вариант художественной литературы, где мы сами делаем какие-то выводы из судьбы героя, такой экстракт, очищенная мука в которой не осталось никаких полезных веществ, превращенная в быстрый доширак. вкус сомнительный, польза сомнительная, знак времени.
rhino

лето 6

here's my highlight of the week: в 5 вечера за день до съемки, примерно половина моделей еще не пошита, мигель обещает готовность в 4, потом переносит на 5, в 5 обнаруживается что он пришил не те пуговицы, я уговариваю их перешить и помогаю отпарывать, он перешивает, НО НЕ ТЕМИ НИТКАМИ. тут я просто обваливаюсь изнутри как взорванная многоэтажка, почти не меняясь в лице, (впрочем, я на тот момент так плохо чувствую свое лицо, что не ручаюсь за его поведение), в том числе тупо от усталости, пишу сурку: скажи какое-нибудь утешительное волшебное слово. он в ту же секунду отвечает:
​money. ​


*

слегка полегчало мне конечно еще во вторник - ближе к вечеру позвонила хая из еврейского фонда и деловито спросила послать ли мне чек по почте или мне будет удобно подъехать его забрать. забрать, если можно, спасибо, сказала я совершенно спокойным голосом, но пока набирала сурка успела разрыдаться от вскрывшейся плотины чувств,
так что сурок в первую секунду, пока я не обрела обратно дар речи, успел наверное поседеть. просто я как в кино перед смертью на убыстренной перемотке осознала что если бы добрые еврейские люди денег не дали, в пятницу были бы готовы образцы новой коллекции, но расплатиться бы за них мне было бы нечем, фотографу мне бы тоже нечем было платить, и так далее по мере поступления, что я себе думала (я именно все это и думала конечно, но просто что мне оставалось кроме как стараться не ссать). долго сейчас прислушивалась к себе, чтобы понять правда ли мне в целом полегчало, потому что вроде как да, но на самом деле я просто сместилась из подземельного мира полумертвых, где все эмоции кроме ужаса были заколочены в своих гробиках, в нейтральное состояние среднестатистического человека, которое после гробиков ощущается как заоблачная легкость бытия. и дабы забетонировать вливание меня обратно в мир живых и теплых, я сделала то что делает любая теплая телка в радости: пошла покупать трусы.

с одной стороны никакого плана б у меня не было, но с другой я очень охуела от того что мне просто и без оговорок выдали то, чего я хотела. причем тут слово "хотела" выглядит вялой акварелью относительно адской литой чугунности того чувства которое я на самом деле испытывала по отношению к этим деньгам, они просто должны были мне их дать или я бы лег и умер не прилагая к этому никаких усилий, просто бы я закончилась, как заканчивается недостроенный мост и все. это было "хотела" из run lola run, когда она орет в казино пока крутится рулетка, так что лопаются стекла, но как часто мы испытываем хотение подобной силы и никакой шарик никуда сука не попадает? ALL the fucking time? или плохо сформулированно, нечетко, нецеленаправленно хотим? начала даже слушать несколько НЛП-образных подкастов на эту тему, но у меня все время встает перед глазами сцена из friends with the switch that does nothing, когда фиби думает что она морганием включает и выключает телевизор. хочется верить в какую-то стройную теорию и целесообразность всего, но скорее всего оно либо выше нашего понимания, либо не поддающийся линейной логике хаос, просто иногда мы моргаем, телевизор включается, жизнь удалась.


в день съемки у меня на руках половина в коллекции, в 9 мы добираем часть у рамона, к часу дня гилберто привозит остаток. новая визажистка оказывается японкой и рон, наш фотограф, приходит в футболке с волнами хоккусая, потому что видимо вселенная хочет показать мне что она на моей стороне, или я не знаю что, зачем все эти странные случайности (эта коллекция про японию и эти самые волны играют самую непосредственную роль в принтах, рон об этом не знал пока с утра я не остолбенела от его прикида). мы успеваем все, и сейчас, когда я пишу все это, я понимаю что на бумаге это все выглядит как нормальный, терпимый рабочий процесс, но бля. мой мозг выскребли граблями, у меня стерты колени (когда фотографируешь четырехлеток 12 часов, проводишь примерно 9 на уровне глаз четырехлетки), моя четырехглавая мышца горит огнем (сколько раз встал на колени, столько раз встал с них), кроме того у меня странно болит голова вокруг глаз, возможно я начала слепнуть потому что организм стал без моего участия воплощать программу 'лечь, закрыть глаза и ничего не видеть' и все время адски хочется жрать. сегодня никуда не пошла, на все забила, перенесла встречу с новым шоурумом, депортировала енота в лагерь, сожрала все до чего руки дотянулись и прочитала vanity fair от корки до корки, в том числе увлекательную историю о том что стало с четой боббиттов (лоретта боббитт, которая в начале 90х отрубила своему мужу, джону боббитту хуй): хуй пришили обратно, они развелись, он снялся в нескольких порнофильмах, в т.ч. под названием "франкельпенис", не могу молчать.

пока я все это писала и собиралась в конце поныть что к тому же дети были какие-то так себе и сидело на них все не фонтан, и в целом неясно ради чего весь этот сизифов труд, который к тому же стороны выглядит наверняка пустым мельтешением, пришли фотки для отбора и я такая: омг. какое охуенное платье. какие охуенные принты. какие крутые дети. я гений.
rhino

лето 5

пучина отчаяния, кажется, достигла глубин марианской впадины. с производством все по-прежнему через жопу, одну из моделей напечатали не тем паттерном и ее придется перерезать  и перепечатывать, care labels для другой исчезли с лица земли, денег все еще нет. ездила отвозить подписаные бумажки для еврейской ссуды - на всякий случай своими руками, чтоб никаких шансов не было опоздать или проебать, вбила не тот адрес, уехала на противоположный конец города, долго ехала на правильный адрес, где середина дороги оказалась перекопаной и развернуться, как хотела навигация, нельзя было нигде, а как ехать по-другому ни я, ни навигация не знали. кажется примерно также тупо выглядит вся моя жизнь сейчас.

на следующую субботу назначена съемка лета '19, и тут после двух недель обещаний, завтр и послезавтр, Мануэль, чувак который нам шьет образцы (несколько раз начинала писать длинную ругательную тираду в его адрес, но воздержусь, понятно что он просто ебанат и счастья ему в жизни скорее всего не видать и без моих проклятий), сдался и честно сказал - да, мы не успеем, забирай свои образцы и иди куда глаза глядят. за НЕДЕЛЮ до съемок (и съемку перенести никак нельзя: сложный процесс координирования 12ти моделей, фотографа, визажиста и студии, все это, понятно, в притык к дедлайну выставки) идти можно только прямой дорогой в океан с тем чтоб никогда из него не выйти. я судорожно звоню примерно всем кого я знаю и распихиваю оставшиеся непошитые образцы по трем разным цехам, везде стою на коленях, обещаю золотые горы которых у меня нет, и молюсь.

по ходу ползания на коленях выясняется очень кстати что причиной половины моих страданий является коллапс производства Free City в Перу - никто не знает что там произошло, но они судорожно перенесли пошив обратно в ЛА и теперь все независимые контракторы от мала до велика по уши завалены их футблоками, ненавижу. реально, куда не приди, везде они, все с деловым видом фигачат одни и те же треники в многотысячных объемах, всем не до меня. ближе к вечеру, когда во мне видимо заканчивается действие эндорфинов от солнечного света я совершенно неконтролируемо от ужаса рыдаю до того что не могу заснуть, а когда засыпаю наконец, просыпаюсь среди ночи и рыдаю еще. шринк катя почему-то очень рада тому что я стала рыдать как не в себя и даже пытается вызвать рыдания по скайпу в живом эфире, чем несказано меня выбешивает. она считает что рыдания это здоровая реакция на происходящее, а я считаю что ее работа заключается в том чтобы дать мне какие-то более эффективные инструменты для выживания в стрессе, но хуй.

в субботу немножко утешаюсь йогой и потом читаю последний Inc. про Хелло Фреш, сервис доставки ингридиентов для ужина, шаг вперед от замороженой лазаньи, но шаг назад от самостоятельного планирования меню, поиска лучшего рецепта и хождения в рынок за свежим базиликом. компания оценивается в 2.6 миллиарда долларов, при том что она нихуя пока не зарабатывает, но продолжает поднимать инвестиции не смотря на какие-то адские скандалы с наркотиками на их складах в Нью Джерси, жалобами персонала что к ним относятся как к скотам и главное пессимистичным прогнозам всех экономических аналитиков. люди пробуют эту хуйню в порыве "хозяюшка", но после пары недель или там месяцев, у кого на сколько терпения хватит (me: 3 недели, не подряд) готовка через день, даже при наличии убедительного рецепта и всех точно отмеряных (половиночка перчика, два зубчика чеснока) составляющих, начинает давить своей обязательностью, ну и тупо заказать китайской еды на самом деле будет дешевле. читаю и думаю: блять, если бы мои усилия были помножены на 300 миллионов долларов инвестиций (реальная цифра относительно Хелло Фреш), не завоевал ли бы я мир? как завлечь этих людей которые явно просто не знают куда влить свое бабло? может мне нужен для начала MBA потому что я без него чего-то очевидного не вижу?

вечером мы идем праздновать день рождения Лили в No Vacancy. волна адской жары доплывшая до нас из НЙ, превращает обычно приятный голливудский вечер в типично тель авивский, я быстро напиваюсь пуншем из бадьи размером с небольшой фонтан, позарившись на плавающий в ней обильный лед, и дальше нрзбр - Андрюша достает сигары, электронный косяк идет по рукам, кокаин падает с неба снежными хлопьями, чудом мимо меня, танцуют все. жизнь окрашивается кодакхромовыми красками и становится какой-то пронзительной и исполненной смысла. на веранде липкие бурлескные женщины с монументальными пайетками на месте сосков по-лошадиному переступают по перилам, играет джаз эпохи сухого закона, в окнах второго этажа викторианского особняка, где расположен бар, загорается теплый ламповый свет, я думаю: бухгалтер пошел делать отчеты. и тут же решаю спросить Сережу нужен ли мне MBA. у Сережи есть MBA Колумбии и Мазерати, хотя, кажется, одно не как следствие другого, и он отвечает что все хуйня, но что какие-то отдельные курсы могут быть полезными и их вообще можно взять онлайн и бесплатно на сайте Гарварда, например про лидерство. первое чему там учат, это не ссать. вот сижу я, говорит, акции обваливаются, всюду конец света, все плохо, но моя работа помимо прочего - это не ссать. и я не ссу.

в воскресенье я просыпаюсь на удивление живой, даже некоторый кодакхром и пронзительность все еще присутствуют - в такие моменты я всегда думаю, это ж наверное у всех нормальных людей оно все время так, да? вот они вышли во двор, охуели от +36С в 10:30 утра, посмотрели на облака и такие - черт, как все странно и удивительно, у меня есть руки ноги и пися, меня ждет кофе и сыр, меня ждет х.з. что неизведанное, все самое ужасное еще не случилось, а не начать ли мне не ссать прямо сейчас? 
rhino

лето 4

дома то тут, то там (на кухне, во дворе, у меня в письменном столе даже на 2ом этаже, даром что еды тут вроде нет никакой никогда) заводятся муравьи. это в целом нормально (может и нет, но мне кажется если дом стоит на земле, то живности легче в него внедриться, так по крайней мере у меня было всегда, но может у меня всегда были хуевые дома) и не особо меня парит, они достаточно легко выводятся (правда потом нередко приходят опять), но когда я их бездумно уничтожаю, меня не покидает ощущение, что в каком-то другом измерении они - это я, и вот кто-то много могущественней меня таким же бездумным образом меня смахивает со стола, как я не беги хитрым зигзагом, как не старайся, как не думай положительные мысли, кого-то раздавил, кого-то пощадил и сдул в бездну, кто-то скрылся в щели и надменной походкой победителя фланирует домой к детям.

уже пару месяцев думаю не начать ли мне опять есть вкусные антидепрессанты, но катя-шринк говорит что я объективно воспринимаю реальность, просто все правда хуево (В - валидация). у меня нет расстройства сна или аппетита, у меня нет чувства вины или собственной никчемности, мне не кажется что без меня всем окружающим будет лучше, тревожность (объективная!) не переходит в панические атаки, просто ощущение ненависти ко всему живому, тупика и полное отсутствие ресурса сопротивления чему бы то ни было, помимо работы.

например приезжаю на производство, а они такие - помнишь мы говорили что все будет готово в понедельник? а потом пообщали в среду? так вот уже пятница, но ничего не вышло, но в понедельник - обязательно. и еще, помнишь мы говорили что закройщик будет стоить $90 за модель? у тебя какие-то сложные модели и нам придется брать немного больше (все уже нарезано, модели они естественно видели при обсуждении цен), скажем $150. я скандалю с чуваком который мне пообещал 90, с дочерью босса которая ведает счeтами, звоню другому каттеру, звоню сурку, дочь босса звонит боссу в тихуану - куда он как раз поехал голосовать за мексиканского президента, босс звонит закройщику выяснять действительно ли ему было так трудно, я порываюсь погрузить остатки тканей в машину, босс наконец звонит мне, и вот мы возвращаемся в исходный пункт $90, смысл всей этой драмы, если нас никто не снимает скрытой камерой, кажется исключительно лишить меня остатков неседых волос.

после этого ресурс исчерпан до отрицательной степени, кожи как будто нет вообще, и я рыдаю от всего вообще: когда тупая пизда не выпускает меня с рабочей парковки без уплаты $18, не смотря на то что у меня она бесплатная; когда мне надо идти на сцену какого-то мотивационного семинара для телочек ищущих себя в карьере, потому что мне кажется что я им вру и вообще вся система посеяния и пожатия нихуя не работает, одни люди катаются, а саночки возят совершенно другие. сидите на своих корпоративных работах, телки - хочу сказать я, но вместо этого конечно ничего такого не говорю, рассказываю про personal brand, и как понравится всем (никак), просто рыдаю потом по дороге домой.

в воскресенье с утра мне кажется что женя немножко агрессивно ответила на смс - я увидела в какой-то витрине собачьи миски для еды на постаменте и послала ей, потому что как раз до этого мы обсуждали почему ее собаке нельзя наклоняться за едой и он ест с миски поставленной на коробку. я решила что я спасу их кухню от кустарных приспособлений и собаку от неудобного склонения, я кот, друг людей и животных, ганди и джейн гудолл! а она и говорит - выучи уже что собаку зовут ДЖЕЙК (а не джек, как я написала). потом оказалось что женя имела в виду спасибо, очень мило с твоей стороны, нежность и все такое, но просто нет эмоджи дружеской нежности, есть только эмоджи секса, поэтому мы решили отныне нежность обозначать эмоджи кита и теперь так и живем. пока я рыдала от жени, позвонила маня и как раз застала меня в плохообъяснимых слезах, испугалась и стала старательно меня развлекать: повела в музей, где мы даже втиснулись в очень впечатляющую бесконечность кусамы, просто мозг клинит от нее, а все что клинит мозг я очень одобряю; парк где дети бегали в фонтанах, пока мы заправлялись старбаксом в тени джаккаранд, и даже пикник на океане, месячная норма мероприятий в один день, что в целом действительно отвлекает от бездны на краю которой я стою, пусть не на долго. (эмоджи кита)

сегодня с трудом припарковалась в трущебных недрах 9ой улицы, и вижу, как на меня целеустремленно бежит очень худой, очень старый черный чувак с бутылкой воды в руке и такой хренью для мойки лобового стекла. я издалека стала кричать ему - нет, чувак, пожалуйста, не надо, я только что помыла машину, у меня нет денег! реально чувак, ни копейки наличных, не беги сюда! но он с трех шагов широким жестом плеснул в стекло из своей бутылки, я стала его отпихивать, он стал отпихивать меня, я судорожно забралась обратно в машину, заперлась, и стала дико рыдать. чувак домыл стекло и молча ретировался, женские слезы действуют на мужиков совершенно одинаково видимо, не зависимо от уровня их вменяемости. я быстро свернула рыдания, подышала пару минут, и пошла покупать замшевый шнурок для платьев. 
rhino

лето 3

главным событием недели, окрасившим все остальные события мерцающим неоновым светом шизофрении (потому что с одной стороны это было очень страшно, но с другой, при благоприятном исходе, будущее выглядит чуть менее туманным) был поход на интервью в добрую еврейскую организацию, раздающую беспроцентные бизнес ссуды на развитие еврейских (и не еврейских на самом деле тоже, но мне приятно вспоминать о своей исключительности по любому поводу) бизнесов. сумма, теоретически мне светящая, наводит на мысли что логичней всего было бы схватить ее, купить дешевую теслу, умотать обратно в израиль и просить политического убежища. но я так  не поступлю. я вгрохаю ее в оборот и развитие, буду въебывать как лось, не спать ночей, не видеть белого света, покрываться седыми волосами и возможно даже экземой на нервной почве, а все ради того чтобы заглушить неминуемое ощущение тщетности бытия, хотя казалось бы, господи. fucking accept it!

на утро после интервью я проснулась в приятном умиротворении. слегка прислушавшись к себе, я вспомнила что мне снились новые зубы выросшие у меня на подбородке. да, на подбородке, ну и что, зубы это к успеху и деньгам, пусть растут где хотят! обсуждаю это видение с мамой бертой, она, задумчиво: надо же, у талантливого человека даже сны талантливые (это такой лейтмотив нашего общения с мамой. например рассказываю как в припадке бешенства обкорнала иву маникюрными ножницами, а она такая смотрит на фотографию результата и говорит - ну, у талантливого человека даже стрижка маникюрными ножницами гениальна. иногда я подозреваю что она прочитала в какой-то педагогической книге что детям так надо говорить, настолько эти слова всегда следуют за какими-то крайне сомнительными моими делами). и что, говорит, ты ужаснулась? я говорю, да, нет, ну вылезли такие, очень белые, на небольшой гладкой ножке телесного цвета. как грибы. ничего страшного. мама восхитилась как стойко я переношу подобные лишения и лишения вообще. вот помню, говорит, как-то ты приехала вся в прыщах страшных, и такая - ну, что поделаешь, пройдет! я долго не могла вспомнить что это были за ужасные прыщи, но общими усилиями мы восстановили что это была разновидность не особо чешущейся крапивницы, которой я покрылась с горя в преддверии публичных выступлений в москве. кажется я просто была немножко в красноватой сыпи от шеи и ниже, шея была в шарфе один фиг, куда в москве без шарфа, поэтому оно меня мало беспокоило. к тому же, как и обещал врач, за две недели все прошло, чего б я парилась? вообще, не знаю, какие варианты реакции еще могут быть, если у тебя временная аллергия, псориаз или там зубы на подбородке? мама, не задумываясь - повеситься?

буквально на следующий день пришел огромный заказ из столицы саудовской аравии эль рияда (это мои любимые люди на земле, мне кажется они вообще без понятия как выглядят деньги, где они берутся и куда уходят, что значат эти цифры, зачем они, нате, берите). зуб не наврал, мир не без добрых людей, не знаю что еще вписать в этот ряд, потому что на самом деле сегодня к тому же день рожденья енота, ей восемь, и она хочет быть парикмахером, а я плохо соображаю. мы ничего не планировали, она пожелала взять подаренные бабушками наличные и пойти прожигать жизнь куда глаза глядят, но в джастисе (это такой адский рай младшего подросткового возрасте, заполненный футболками, подушками и дневничками с единорогами, ламарогами (это лама с рогом, потому что хули только коням статус волшебного существа), пандарогами, руслакорогами, не спрашивайте) встретили подруженций из школы, слились с ними и я буквально весь день провела обвешаная верещащими восьмилетками, блестками, капкейками и пиццей, напоминая себе что скоро это всё закончится. всё вообще.

под впечатлением от того как легко и вкусно получались на прошлой неделе овощи на гриле в пустыне, посыпанные свежим орегано и какими-то еще свежими травами с пустынной грядки, купила в трейдер джо горшки с базиликом, тмином и тем же орегано, выставила все во двор с целью назавтра высадить в землю, но в ночи базилик под корень пожрали безумные мыши. тмином побрезговали. в трауре от свирепости дикой природы поднимаюсь сейчас наверх и вижу как на дереве прямо мне в окно остервенело ебутся белки. природа беспощадна и вездесуща, человек слаб, хаос непобедим. но кинематографичен.
rhino

лето 2

в субботу ира написала - поехали к нам на дачу в палм дезерт, будем плавать, бухать и болтать. надувные лебеди, овощи на гриле, розовый закат, медленные вечера, плавящийся асфальт, все что так необходимо человеку на грани нервного срыва. а у меня как раз прилетел вагон японских тканей, которые каким-то неясным образом надо было растамаживать, находить брокера, заполнять пятдесят страниц бумажек, платить миллион денег, самое время на все забить и умотать в пустыню. в понедельник я еще поразруливала чего-то судорожно подстегиваемая ужасом, а во вторник накидала ноут, еженедельник с надписью I don't work here и купальник в сумку и поехала навстречу 40ка градусному ветру.

и что? ничего. всю неделю заламывала внутренние локти, не поддавалась расслабляющей атмосфере и чертыхалась в экран, в то время как прочие члены экспедиции покрывались ровным слоем пустынного загара и колыхались в голубых водах на надувных лебедях. пардон, кажется это был пегас. надувных пегасах! к среде енот ощутил нехватку консюмеризма в организме и мы совершили вылазку в местный торговый центр. на кассах трейдер джо сидели как следует ссохшиеся на солнце пенсионеры. еще более сухая, практически мумифицированная пенсионерская пара укладывала покупки в бронзовый кадиллак эльдорадо. енот быстро положил в тележку русалочий хвост, постельное белье в единорогах, переливчатую бензиновыми разводами сумку и кепку с рисунком ракушки и надписью shell yeah. кепку она сначала хотела фиолетовую, но та была с оторванным хлястиком и другой не было, пришлось взять белую и белая тут же оказалось именно тем что нужно. вообще каждый раз когда она раскрывает в вожделении очередной киндер сюрприз, всех этих LOL dolls, blind bag shopkins, всегда такая: омг, я именно такой и хотела! сначала мне это казалось очень правильной и крутой жизненной позицией, но в (преобладающие) моменты упадочности мне это кажется каким-то подозрительным самоубежденческим компромисом, всегда довольствоваться тем что получил, you get what you get and you don't get upset, как человек в 7 лет уже познал всю горькую правду жизни (we never get what we want really) и задним числом настраивает свои желания полученному, потому что иначе будешь как мама.

как мама быть так себе вариант, потому что хорошие дни случаются только когда ты посуду помыл, белье постирал, разложил все, надежно закрыл дверки шкафа и дверки на всякий случай помыл, на обед съел салат, сходил побегать, всю работу сработал и еще новую придумал себе и ее сработал тоже, ребенка развлек, миллион заработал, мужа ублажил, сделал пятизвездочный ужин, увлажняющую маску и корейский массаж, ка-ра-ле-ва. а как только дал слабину и не пошел бегать, то такой сразу чего уж там, съел восемь шоколадных конфет подряд, сидишь жирным бессмысленным уродом, ничего не сделал и не можешь, всех подвел, излучаешь лузерство и упадок за версту, никто тебя не любит потому что упадок радиоактивен и заразен, скажем приди ты в этот момент на перенаселенный пляж, кажется вокруг тебя на песочке образуется чистенький неприкосновенный участок радиусом в километр, и тут к тому же соседи начинают поливать свой сад, а у тебя суккуленты не поены с зимы еще, ты хуевая мать, хуевая дочь, хуевая жена и хуевый огородник.
rhino

лето 1

в лос анджелесе глупо выделять лето в какой-то особенно благодатный, избранный сезон, и к тому же нет никакой надежды что я смогу вести канонический летний дневник по примеру замировской каждый день, но замировская обещала магию жж, а магия должна быть снисходительной и великодушно приходить и к тем, чей personal best это еженедельник. ок? ок.

читаю сейчас семь тучных лет керета (керет пошел сразу после шалева; вообще я как будто все время должна держать некоторую связь с израилем и/или россией посредством литературных вливаний, катя (катя - это мой шринк) говорит что нам утешительно чувствовать свою принадлежность к чему-то большему и что наверное круто когда ты равностроронне пренадлежишь сразу к двум или даже трем крупнокалиберным таким общностям, но нет, от этого ты как будто не пренадлежишь ни к тому, ни к другому толком, балансируешь все время на неустойчивой грани и на всякий случай упихиваешься то окаянными днями то эсавом чтобы не оступиться), так вот, у керета каждый год расфасован в короткие рассказы, каждый из которых содержит открытие маленького окошка не знаю куда, в устройство жизни? из реальности в ее изнанку? короче герой чего-то понимает. так вот:

в воскресенье я ходил на некую конференцию, целью которой было прояснить вопрос "как быть одновременно матерью и иметь свой бизнес и не помереть от перегрева". хайлайтом конференции, кажется, был джесси пинкман (аарон пол), который бродил по кулисам со своей 4х месячной дочерью, пока его жена толкала речь о благотворительности. видимо мне хотелось каких-то дельных советов из трех пунктов которые бы изменили мою жизнь, а выступающие (пиздец успешеные телки с миллионными инстаграмами и матери при этом) сыпали банальностями из репертуара найка или доктора сьюза, be yourself, nobody's youer than you. в общем я был не очень доволен. но как только я пообнималась со всеми на прощанье и поехала за енотом в пасадену, со мной случился необъяснимый кокаиновый приход: калифорнийский предзакатный свет, холмы в сказочной дымке, жакаранды мерцали своим ультрафиолетовым безумием, все казалось мне невероятно прекрасным, я прямо сочилась благодарностью что мне случилось жить в такой райской красоте с идеальной температурой +23C, господи, кто этот человек вообще у которого такое в голове происходит. в общем подозреваю что это последствие слезания с антидепрессантов, ко мне вообще стали возвращаться чувства, но эти были какие-то чужие, заблудившиеся в пространстве, не знала что такое бывает, но пусть приходят еще. вдруг оказывается что также как нет связи между обстоятельствами и настроением (кейт спейд! все же было хорошо! как она могла!) в одну сторону, точно также оно работает и в другую. у меня все объективно хуево. но дымчатые холмы при этом не перестают быть подарком судьбы. ну или просто побыть в комнате с сотней более-менее успешных на вид телок, которые с изнанки точно такие же как ты: понятия не имеют что они делают, отчаиваются и ненавидят, doing their personal best и просыпаются в 5 утра от ужаса -  может организм от них производит слоновьи эндорфины?

еще у меня была оля. у оли прекрасные огромные ступни и еще более прекрасные довольно большие уши, и это просто один из самых наиболее прекрасных в целом людей на свете. я смотрела на ее ноги и думала - господи, это же какая-то статуя давида (микеланджело и вообще, кажется, классические скульпторы делали конечности крупноватыми - это придает статуям драматичности). благодаря ей я наконец доперла что мама берта не врет мне когда перманентно считает меня каким-то нечеловеческим красавцем и гением всего, не совершает какой-то утешительный педагогический маневр, она правда так видит. и я делаю точно так же. люди которых я люблю, не могут быть плохими или некрасивыми. в них прекрасно все. их место в музеях. they can do no wrong. у них уши. у них глаза. они божественны.

кстати через эту безусловную любовь к еноту я даже впервые в жизни приняла свои толстоватые лапы - потому что они у нас с ней совершенно одинаковые. есть что-то ужасно жизнеутверждающее в ее лапах, они такие крепкие и основательные, с такой веселой круглизной. даже купила себе слитный купальник впервые в жизни (в слитном купальники сразу видны ноги!) и такая - ну, какие есть.

при этом рыдал я за эту неделю как минимум не реже чем наоборот, кокаиновый приход быстро закончился, оля уехала, жизнь катастрофична и несправедлива, но, не знаю, в темноте лучше виден свет прожектора? ахаха. короче, магия, приходи уже.